Меню

Поклонись огню

Т. Хлоплянкина

«Советский фильм». - №1, 1973 г.

Фильм Толомуша Океева «Поклонись огню» возвращает нас к началу тридцатых годов в жаркую, беспокойную, раскаленную ожесточенной классовой борьбой пору коллективизации в деревне. В центре внимания авторов первая женщина-киргизка - председатель колхоза Уркуя Салиева, член правительства республики, зверски убитая бандитами.

На экране - не просто первые шаги только что организованного колхоза. Пересматриваются, рушатся традиционные представления о баях и бедняках, о женщине, об отношении к земле, к собственности. Эта ломка трудна, мучительна, драматична. В кадре все время людская масса, разгоряченная, взволнованная, то объединяющаяся в одном порыве, то раздираемая противоречиями.

Камере порой словно бы трудно пробраться через эту толпу, и она подолгу останавливается то возле одной группы людей, то возле другой, вслушивается в споры, вглядывается в дышащие гневом, верой, страстью лица. Но ее все время влечет к себе лицо молодой киргизки - прекрасное, светлое, одухотворенное. И нам, так же, как авторам фильма, очень важно знать, что скажет, как поступит эта женщина.

Уркуя Салиева в исполнении актрисы Таттыбюбю Турсунбаевой - характер удивительно цельный, сильный, натура талантливая. О ней, пожалуй, нельзя сказать, что она обладает талантом руководителя. Ведь жизнь Уркуи оборвалась, когда она делала самые первые шаги на поприще государственного деятеля. Это скорее талант веры. Уркуя искренне, горячо убеждена в правоте своего дела, в справедливости колхозного строя. «Видите, как сытые дети смеются!» - вот в чем для нее главный смысл социальных преобразований в деревне, но в ее убежденности нет ничего от фанатизма. Она может быть суровой, непримиримой, но она не способна ожесточиться, огрубеть от своей тяжелой работы, от недоверия односельчан, от скрытых и явных угроз в свой адрес.

Вот маленькая, но очень важная деталь: мы все время видим Уркую с ребенком на руках - с крохотным, очень серьезным малышом, которого она держит у груди и тогда, когда произносит на собрании свою первую, неожиданную для всех речь, и тогда, когда объезжает на коне свое сложное хозяйство. Эта деталь и бытовая и одновременно поэтическая. Бытовая потому, что Уркуя - многодетная мать, и как бы ни был загружен ее день неотложными председательскими делами, материнских забот с нее тоже никто не снимает. Но этот ребенок у груди в то же самое время поэтический символ. Уркуя проходит по фильму от одного трудного испытания к другому, все время словно бы сопровождаемая взглядами детей - и своих собственных, и чужих, которых хочет накормить, одеть, сделать счастливыми. Взгляды детей не дадут этой киргизской мадонне потерять веру в свои силы даже тогда, когда враги пытаются запугать ее и оклеветать.

Представления Уркуи о жизни, о своем месте в этом мире, охваченном борьбой и сложными социальными преобразованиями, удивительно гармоничны, потому что радость материнства, любовь к жизни, к людям, обостренное чувство справедливости - все то, что является основой мироощущения Уркуи, воплощено для нее в понятии «Советская власть».

Характер героини наложил свой отпечаток и на характер фильма в целом. Полный острых социальных столкновений, он в то же время поэтичен. Камера, которая только что была, кажется, всецело поглощена спором, вдруг словно бы поднимается над сиюминутными, непосредственными впечатлениями, и тогда мы замечаем белые облака цветущих садов на горизонте, дымок, плывущий над домами, где пекут хлеб, праздничность и красоту человеческого бытия; а в облике колхозной активистки замечаем черты, роднящие ее с героинями народных сказаний. Этот сплав поэзии и публицистики, острой гражданственности современного политического фильма и черт народного эпоса необыкновенно интересен и делает картину «Поклонись огню» заметным явлением в советском кинематографе.


Вернуться наверх