Меню

Красное яблоко

А. Липков

«Советская культура», 11 июля 1975 г.

После жестокого драматизма борьбы в «Поклонись огню», после яростного утверждения добра и человечности в «Лютом», после философской эпичности «Неба нашего детства» - фильм камерный, тонкий, написанный почти акварельными мазками, построенный весь на полутонах чувств, настроений, тонких нюансов.

Трудно поначалу узнать в «Красном яблоке» и Суйменкула Чокморова. Мы привыкли его видеть в ролях героических, требующих открытого темперамента, страсти, полных борьбы, динамики, действия. И вдруг на смену этим героям – человек, погруженный в себя, личные переживания, все конфликты которого, казалось бы, касаются сугубо его частной семейной жизни: поглощенный творчеством, он не чуток к своей жене, умной красивой женщине Сабире. Из-за этого мучается и она, и маленькая дочь Анара, и он сам. Что оригинального в этом конфликте? Что нового?

Герой одноименного рассказа Айтматова, положенного в основу сценария, - преподаватель сельскохозяйственного института Исабеков. Когда-то в юности он любил незнакомую девушку, ради которой каждый день приходил в библиотеку, где всегда бывала она, а затем следом за ней шел до ее дома, так и не решаясь подойти к ней, заговорить, сказать о своей любви.

Однажды среди опавшей листвы он нашел багрово-красное яблоко, огромное, ароматное, сочное. Это яблоко казалось ему поразительным чудом, которое он должен обязательно подарить Незнакомке, и в ответ она, конечно же, изумится, обрадуется и улыбнется ему, Исабекову. Но для девушки это было только яблоко, и ничего больше. «Неужели вы думаете, что я никогда не ела яблок?» - усмехнулась она и ушла прочь от своего красного яблока, от невысказанной и непонятой любви героя.

«И все-таки, оказывается, была одна женщина, которая всю жизнь просила, настаивала, требовала у него красное яблоко. Это была его жена, Сабира…».

Герой фильма – здесь его зовут Темир – стал художником. Можно, конечно, усмотреть в этой трансформации дань живописным талантам Чокморова. Думается, однако, дело в ином. Смысл этой вроде бы небольшой трансформации гораздо более глубок, она дала новое измерение всему рассказу.

Вернуться наверх