Меню

Гений в искусстве

Тимур Зульфикаров

Что такое гений в искусстве? Мани родился гением. Он неповинен в этом. Это судьба. Рок, как говорили древние...

В иные времена гений - это проклятье. Это проклятый горб беззащитного горбуна, который он вынужден, обречен носить до гроба. В искусстве есть незримая, но жестокая иерархия: вначале идет гений, потом талант, потом - одаренный человек, потом - бескрайние и агрессивные стада эпигонов, ремесленников. Гений - это гигантская вспышка, изверженье вулкана, молния, которая далеко озаряет весь пейзаж искусства. И все ставит на свои места: вот гений, вот талант, вот одаренный мастер, вот ремесленник, вот эпигон. Но зависть терзает мир. Она расшатывает естественную иерархию ценностей. Мудрецы Индии говорили, что если мир и погибнет, то он погибнет от зависти. Зависть рождает войны, бунты, воровство, смуты, мятежи.

Надо убить гения - тогда все будут талантливыми и знаменитыми! Тогда разрушится естественная иерархия, порядок обернется хаосом, и тут будет пир хищных ремесленников и эпигонов от искусства. Тогда не отличишь золотой монеты от медной, алмаза от стекла. Когда Мани стал рисовать в десять лет, художники Бухары поняли, что перед ними гений, и, значит, они всего лишь талантливые ремесленники!

Ой, как нестерпима эта мысль! Надо убить Мани! Но завистники не грубые палачи, они „тонкие гуманисты", и они отрезают кисть его божественной руки! Теперь он не опасен... Теперь они вновь таланты! Теперь им никто не мешает. Не с чем сравнить их хитрое искусство.

Лжепророки пришли на место пророка. Овцы съели волка и пастух. И тут, на мой взгляд, возникает одна из главных идей сценария. Великое искусство не может продаваться и покупаться. Оно не имеет цены, как не имеет цены ручей, трава, камень, звезда. И оно столь же бескорыстно и беззащитно. Есть художники, которые самовлюбленно выражают себя. Среди них тоже бывают гении. Их кредо высказал Гораций: „Я памятник себе воздвиг..." Это лирики по преимуществу.

Есть художники, через которых говорит мир, вселенная, космос или, как говорили доверчивые наивные наши предки, Бог. Это трагики, пророки.

Есть анонимные творцы. Они создали храмы Индии, церкви Руси, пирамиды Египта, народную одежду, песни, ковры, утварь. Это неизвестные солдаты искусства. Великие солдаты. Они пеклись не об увековечивании своего имени в истории, а о создании красоты, которая бы радовала быстротечных людей во все века! Было бы дико и странно увидеть размашистую подпись, фамилию творца на стене Кельнского собора или церкви Покрова на Нерли. Есть деревья, которые растут и плодоносят в саду, за высоким за¬бором, а есть такие, что вольно растут при дороге и дарят свои плоды любому человеку, любому путнику, любому алчущему. Мани дарил свои бесценные творенья людям. Он ничего не брал взамен. Только лепешку и пиалу молока. Вот она, истинная цена великого искусства! Он не мог не творить, как не может река не течь, а алыча не цвести весной. И тут есть великий урок и для нас.

Я не режиссер, а лишь сценарист фильма, и не буду рассказывать, раскрывать его содержание. Скажу лишь, что в сюжете есть дух и замысел древней трагедии, ведь Мани роковым образом влюбился в женщину, которая оказалась родной его матерью... И тут главный драматургический узел всей истории. Тут вся соль.

Толомуш Океев - большой опытный мастер, а фильм - это прежде всего режиссер...

Вернуться наверх