Меню

Кинорежиссер Толомуш Океев...

Зоя Исматулина

«Вечерний Бишкек», Сентябрь 2000 г.

Кинорежиссер Толомуш Океев сейчас сам попал в кадр. Московские коллеги снимают о нем документальную ленту на телеканале “Культура”. Россияне подгадали к дате: 11 сентября 2000 г. мастеру исполнилось 65 лет.

Океев - автор 20 фильмов, художественных и документальных. Они — часть того кино, которое в мире называли “кыргызским чудом”. Почти все увенчаны призами престижных фестивалей. Начиная с дебюта - режиссерского и сценарного - в игровой картине “Небо нашего детства”. Теперь это - классика. Его “Лютый” по анкете крупнейших критиков мира вошел в номинацию “Оскара” вместе с шедеврами его любимого Феллини и Куросавы... Оба эти творения Океева московские критики включили в “золотую сотню” лучших советских и российских фильмов - за целый век истории кино!

Сейчас мэтр, более шести лет проработавший послом КР в Турции, живет в Анкаре и представляет Кыргызстан в ТЮРКСОЙ (организация, курирующая образование, науку и культуру стран тюркского мира). Корреспондент “ВБ” встретился с дочерью Океева, Азизой, недавно побывавшей у него в гостях. В нашу беседу вкраплены высказывания режиссера о своей сегодняшней жизни, которые моя собеседница привезла с собой.

А. Океева: Хочу объяснить, почему папа, сложив полномочия посла, не вернулся в Бишкек. Мои родители - больше, чем просто муж и жена, они единомышленники. Мама - человек широко образованный, очень культурный, была у отца помощником режиссера, секретарем, помогала, ухаживала за ним. В 1993 году она серьезно заболела. Отец стоял за маму насмерть. Организовал ей в Германии сложнейшую операцию по пересадке печени. Отдал за лечение все, что заработал, продал бишкекскую квартиру. Маму спасли. Но теперь она под постоянным наблюдением турецких врачей - медицина там на высоком уровне. В Кыргызстане пока такой уход невозможен.

З. Исматулина: Есть у Толомуша Океевича в Турции друзья, возможность творчества?

А. Океева: Папа очень полюбил эту страну, она многим близка ему. Там полная свобода творчества: от возможности читать курс лекций в каком–нибудь университете по истории “синема” или культуры до приглашений в кино, скажем, художественным консультантом. Друзей очень много - деятели искусства, дипломаты. Широко общается он и с российскими кинематографистами. Они советуются, строят планы. В соавторстве с Л.Гуревичем, кинорежиссером и сценаристом, папа работает над проектом 12 - серийного документального телефильма об истории пятисотлетних взаимоотношений Турции и России.

Т. Океев: «Всю жизнь я мечтал быть истинно свободным художником. Заниматься своим творческим делом. Свободно ездить по миру, снимать кино. Теперь моя мечта реализовалась. Как творческая личность я счастлив, что в последние годы опять вернулся к своей профессии и независим ни морально, ни материально. Сегодня я чувствую себя много здоровее, чем в 60 лет».

З. Исматулина: А сценарии для съемок ему предлагают?

А. Океева: Немало. Обсуждается его приглашение сорежиссером на съемку фильма “Аблай–хан”, идет работа над сценарием картины о Ходже Насреддине (возможно, с Н.Михалковым в главной роли). Все это - по международным проектам. У папы всегда не хватало времени на книги, телевизор. Теперь его в избытке. И он так наслаждается чтением! Взрослый человек с невыразимо серьезным видом сидит с внучками и смотрит мультфильмы: в свою пору он их не видел.

З. Исматулина: Кто его любимый режиссер, кроме Феллини?

А. Океева: Джон Форд, Милош Форман, другие классики кино, чьи произведения были для него школой мастерства. Российские коллеги говорят ему: “А мы на ваших фильмах учились...”.

Т. Океев: «В вузах преподавать мне не довелось. Но ученики у меня есть: люди, которые называют меня учителем, и я этим горжусь. Конечно, самая большая гордость - Актан Абдыкалыков, который начинал у меня в детском киноцентре “Келечек”».

З. Исматулина: Что он предпочитает читать?

А. Океева: У него масса книг по истории культуры, религии, всеобщей истории. Бывая в Москве, на литературу тратит не скупясь. О таких изданиях, как у него, мы здесь и не слышали. А сколько томов он “поглотил”, когда готовился к съемкам “Чингисхана”, о той эпохе! Знакомился с историками, вел долгие беседы с выдающимся ученым Л.Гумилевым, купался в роскоши общения с ним. Отец помнит все, что прочел: имена, факты, даты. Наверное, туркам потому и интересно общение с моим отцом, что он знает их историю. Ведь там все соседствует - культура эллинов, Рима, Византии. Это его захватывает.

З. Исматулина: Как вольная душа творца вынесла почти семилетние оковы государственной службы - в должности посла?

А. Океева: Трудно...

Т. Океев: «...Сейчас я потерял интерес и веру в политику, просто испытываю отвращение. Поэтому отказался от политической деятельности, членства в каких–либо партиях Кыргызстана, когда меня начали активно зазывать в них. Не потому, что стал аполитичен, а потому, что считаю: мы не доросли до уровня современной профессиональной политики. Создавая свои фильмы, я не стеснялся представлять ими свою страну по всему миру... Состоять в какой-либо отечественной партии сейчас невозможно, ни одна не представляет истинно народ и его чаяния».

З. Исматулина: Дети и внуки живут с ним в стране Ататюрка?

А. Океева: Да, дочь, сын, пять внучек, от трех до 9 лет - такой “цветничок”. Он вывозит их за город, на детские площадки, к морю. Научил плавать. Я удивилась: приехали, он самолично взвесил каждую, рост измерил и записал. Весьма спокойно относится к шумным ребячьим играм и воплям. Когда мы с братом и сестрой росли, он работал и не терпел, когда ему мешали. Теперь созрел для воспитания детей.

З. Исматулина: А вообще какой он как отец?

А. Океева: Безумно любит свою семью, детей. Может быть, той любовью, которая портит. До сих пор живет нашими заботами. Очень энергичный, часть энергии тратит на решение наших проблем: подстраховать, соломки подстелить. В работе он был немного диктатор, замашки сохраняются и в семье. Надо ставить его в известность о планах.

З. Исматулина: Но это естественно...

А. Океева: Даже, скажем, подстригли внучку. Он: “Почему со мной не посоветовались?”. Нам, взрослым, материально помогает - мы не достигли успехов в бизнесе. Его приезд в Бишкек - это подарки, это праздник общения с друзьями, коллегами.

Т. Океев: «Конечно, тоскую. Тоскую по друзьям, родным. Не хватает общения. Стараюсь бывать на родине по возможности чаще, раза два в год».

З. Исматулина: Какому подарку он бы обрадовался?

А. Океева: Думаю, хорошей картине. Увез с собой много полотен наших художников, дома у него висят кыргызские пейзажи.

Т. Океев: «Благодаря Интернету, радио я всегда в курсе событий в Кыргызстане. Немало есть такого в общественной жизни республики, что злит и очень огорчает меня. Но всегда радуюсь успехам. Сейчас у меня есть хороший девиз: “Лучше страдать от тоски, чем от злости”. То, что происходит в нашей стране сейчас, — это испытания от Всевышнего, их надо выдержать стойко, достойно».

З. Исматулина: Как и где наш замечательный режиссер собирался праздновать свой день рождения?

А. Океева: Он сказал: “Для нашей трудной жизни 65 лет - это дата. Но как мне ее отмечать, когда Кыргызстан живет так тяжело, когда в Баткене война?”. Приезжая в Анкару, я привожу отцу ворох газет, он сразу бросается читать. И принимается дико ругаться. Его ранят, мучают события на родине. Не до праздников. Однако ему будет приятно, если о нем здесь вспомнят. Вот в Доме кино, например, прошел День Океева - ретроспектива фильмов и торжественный вечер. Газеты о нем пишут. Он очень любит “Вечерку” и читает ее по Интернету в день выхода.

З. Исматулина: Долгой и свободной дороги в творчестве вам, Мастер!

Вернуться наверх