Меню

Миражи любви


Старик оказывает помощь мальчику Мани

1987г. Производство киностудий «Кыргызфильм» имени Т. Океева (Кыргызстан), «Таджикфильм» (Таджикистан), «Ганем-фильм» (Сирия), при участии «Совинфильма», цв., 90 мин.
Режиссер-постановщик: Толомуш Океев
Авторы сценария: Т. Зульфикаров, Т. Океев
Оператор-постановщик: Нуртай Борбиев
Художники-постановщики: Сергей Романкулов, Рустам Одинаев
Композитор: Румиль Вильданов
В фильме снимались: Фархад Мирзоев, Ходжадурды Нарлиев, Асель Эшимбекова, Элла Болдонова, Дильбар Умарова, Махамадали Махмадов и др.

Фильм посвящается безымянным мастерам и художникам Центральной Азии, никто не знает их имен, но сохранились их творения, в которых воплотился гений народов. В центре картины - судьба художника Мани. Мы увидим его мальчиком, чей талант ярко проявляется еще в раннем возрасте. Увидим его юношей, отправляющимся в долгие странствия, чтобы глубже познать жизнь и искусство, увидим его и зрелым художником.

Участие в Международных кинофестивалях:


Т. Зульфикаров:

Мани родился гением. В искусстве есть незримая, но жестокая иерархия: вначале идет гений, потом талант, потом - одаренный человек, потом - бескрайние и агрессивные стада эпигонов, ремесленников. Но зависть терзает мир. Она расшатывает естественную иерархию ценностей. Надо убить гения - тогда все будут талантливыми и знаменитыми! Когда Мани стал рисовать в десять лет, художники Бухары поняли, что перед ними гений, и, значит, они всего лишь талантливые ремесленники! Надо убить Мани! Но завистники не грубые палачи, они „тонкие гуманисты", и они отрезают кисть его божественной руки! Теперь он не опасен...


А. Дементьев:

Вместе cо съемочной группой «Кыргызфильма» мы находимся в таджикском кишлаке Кашанги, километрах в двадцати от Душанбе. В центре кишлака - огромный пятисотлетний чинар. Его колоссальное основание с обнаженными корнями разделяется на два мощных ствола, которые в своём стремлении к небу, кажется, и выворотили из земли корни дерева-гиганта. До конца выворотить, однако, не смогли, - оттого и возникает впечатление, словно бы чинар тянет за собой к небесам весь этот крошечный кишлак...

Далее...

Т. Зульфикаров:

Что такое гений в искусстве? Мани родился гением. Он неповинен в этом. Это судьба. Рок, как говорили древние... В иные времена гений - это проклятье. Это проклятый горб беззащитного горбуна, который он вынужден, обречен носить до гроба. В искусстве есть незримая, но жестокая иерархия: вначале идет гений, потом талант, потом - одаренный человек, потом - бескрайние и агрессивные стада эпигонов, ремесленников. Гений - это гигантская вспышка, изверженье вулкана, молния, которая далеко озаряет весь пейзаж искусства…

Далее...

А. Хамраев:

Он родился в горном кишлаке Боконбаево, в юрте, сотканной из овечьей шерсти. Его отец был табунщиком, и вкус кумыса, бодрящего напитка из молока кобылицы, знаком Толомушу Окееву с младенчества. И вот крепкая рука Океева, привык¬шая чуть ли не за каждый фильм выдергивать арканом из „седла" любого кинофестиваля призы и дипломы, эта крепкая рука подарила нам удивительную ленту с типично азиатским названием „Миражи любви"...

Далее...

Э. Лындина:

«У каждого художника есть своя песня»,— слова, прозвучавшие в новом фильме Толомуша Океева «Миражи любви», кажутся собственным его признанием — признанием мастера, который, вглядываясь в пройденный путь, стремится осознать, что же стало его главной идеей, тем духовным посылом, которым он жил в искусстве, песней, что прозвенела в каждой его картине?

Он снимал круговерть сегодняшних городов и обращался к прошлому, отделенному от нас десятками столетий. В его картинах степи дышали горьким запахом трав и молчали древние горы. Но неизменно за всем этим, за сложной и бурной жизнью его героев вставала тревога создателя картины, его боль, его обращение к нам. Океев говорил о разрушенных связях человека и природы, его породившей, и потому о нарастающей дисгармонии в окружающем мире.

Далее...

NN:

Фильм «Миражи любви» потребует от зрителя вдумчивости и чуткости. Хотя и дает немало оснований для того, чтобы воспринять его упрощенно. Обманчиво-притягательное название фильма неточно. Оно лишено емкости и стремительности названий предыдущих фильмов режиссера Т. Океева: «Лютый», «Поклонись огню», «Потомок Белого Барса»... Если вы будете пересказывать содержание картины, то с трудом проберетесь, сквозь нагромождение событий, красок, звуков, смысловой значимости образов. Перебивая себя, вы вспомните о вольном танце девушки, ее похищении, продаже в рабство, житии в неволе и гибели в бурном водопаде; о гончаре Муфаззале. мечтающем о сыне, о его поздней любви; о мече, подаренном во имя смерти; о сыне Муфаззала Мани, ставшем гениальным художником; о завистниках, искалечивших ему кисть руки, и долгом путешествии Мани в Дамаск, о внезапной страсти Мани... И трудно будет передать собеседнику словами все великолепие природы, красочное созвучие четырех стихий - воды, огня, земли и воздуха, описать красоту пейзажей…

Далее...