Меню

Люди или звери?!

В. Михалкович

Толомуш Океев. Творческий портрет. – М. – 1989. – с. 14-15.

В новелле Ауэзова волк загрызает мальчика насмерть. В этой смерти есть своя логика: мальчик становится жертвой не волка как такового, но той предельной жестокости, что в Лютом развила человеческая среда. Драматургическая канва первоисточника существенно переработана в сценарии. Волк наносит здесь тяжелую рану, но не убивает Курмаша, а после нападения действует неожиданно и, казалось бы, алогично: "Волк отошел в сторону. Сел и вдруг, вздернув голову, застыл. В судорожном, не испытанном дотоле горе, протяжно завыл...". Дядя Курмаша целился в неподвижное животное, "а волк смотрел в черное око смерти и, казалось, ждал ее как избавления от всех проклятий, посланных ему от рождения жизнью... Глухо грянул выстрел..." (цит. по кн.: Фомин В. Пересечение параллельных. С. 224). Так не поступил бы ауэзовский Лютый, да и в фильме эпизод решен не по сценарию: волк тут не ждет своей смерти. Однако сценарный эпизод существенен для понимания того, как и в каком направлении перерабатывался первоисточник. В сценарии волк словно обретал некие нравственные критерии, имел свои представления о должном и допустимом, а потому прыжок на бывшего благодетеля осознавал как трагедию - неизбежную и вместе с тем мучительную.

Кроме того, в сценарии и фильме появились новые персонажи: стрелявший в Лютого дядя мальчика Ахангул, а также - революционер Хасен, единственный друг Курмаша. Благодаря им существенно трансформировался исходный сюжет: образ Ахангула получил первостепенное значение, потому дядя Курмаша - наряду с Лютым - оказался вторым центральным персонажем картины. Что же касается иного "нововведения" - Хасена, то революционер трактован Океевым нетрадиционно. Это - не пламенный борец, гневно обличающий поработителей и эксплуататоров; Хасен, скорее, мягок и ощущается глашатаем добра, терпимости, ненасилия. Он органичнее смотрелся бы в рядах последователей Толстого или Махатмы Ганди, проповедовавшего, как известно, гражданское неповиновение властям.

В числе прочих добавок и поправок авторы фильма дают свое собственное обоснование тому, почему волк напал на Курмаша. Не кивая на мир и жесткую действительность, они приводят вполне конкретную причину. В одной из сцен, говоря словами Высоцкого - "идет охота на волков, идет охота"... многие товарищи Лютого гибнут, сам вожак получает рану. Истекая кровью, добирается он к одинокой мазанке, в которой живет Курмаш с Ахангулом и бабушкой. К своему бывшему воспитаннику мальчик подходит, держа в руке ошейник. Лютый оказывается перед трагической дилеммой: спасать жизнь ценой порабощения или отстаивать свободу. Волк выбирает второе - для него, по мнению Океева, органичен только такой поступок. "...В кино и в литературе создано уже немало произведении, повествующих о том, как человек приручил волка и тот стал его настоящим другом. Признаться, я во все эти душещипательные и трогательные истории мало верю. (...) Волк никогда не станет домашним животным вроде симпатичной кошечки. И, быть может, истина как раз в том и состоит, что не надо даже пытаться это делать. Волк тем и ценен, что он волк! Это гордый, коварный, сильный и свободолюбивый хищник. И лично мне он симпатичен как раз тем, что голодную и опасную жизнь на свободе он никогда не променяет на сытую, безбедную жизнь в теплой хозяйской конуре. Ему, как горному орлу, нужен простор а не клетка" (Фомин В. Пересечение параллельных: С. 206).

Среди персонажей фильма свободолюбие присуще не одному лишь волку: авторы ленты уподобляют Лютого и Ахангула друг другу. Сходны они, конечно, не внешним видом, но тем, что одинаковы устремления обоих и аналогичны действия. Как Лютый покинул общество людей, так и Ахангул отселяется от других, живет вместе с матерью и племянником в одинокой мазанке. Лютый присоединился к волкам, напавшим на отару, равным образом и Ахангул нападает на чужое стадо - байское; ворует принадлежащих тому овец, то есть занимается барымтой. Сближает Лютого с Ахангулом и то, что оба оказываются жертвами одного человека - байского сына: тот ранит на охоте Лютого, а до этого в драке ломает ногу Ахангулу. Сходство обоих персонажей хитро маскируется в фильме тем, что Ахангул не выносит Лютого. Когда волчонок еще живет с людьми, Ахангул то и дело порывается его убить, но постоянно на защиту друга встает Курмаш.

Оба центральных, персонажа сходны и вместе с тем различны, поскольку представительствуют "от имени иных сфер действительности": волк символизирует царство природы, Ахангул - людей. В фильме обе эти сферы выступают как бы на паритетных началах - одинаково весомо. В рассказе Ауэзова мальчик по выразительности и внутренней силе не был равноценен Лютому. У Океева эта диспропорция исправлена благодаря Ахангулу. Исправление позволило режиссеру прочнее и точнее выстроить магистральный для него конфликт природы и цивилизации.

В картине "Поклонись огню" естественный человек не смог включиться в исторический процесс. В "Лютом" же природа и люди противопоставлены не по их отношению к истории, но по их отношению к свободе. Природное существо - волк - ради нее жертвует жизнью. Напротив, у Ахангула более сложные взаимоотношения со свободой. Она для Ахангула равнозначна пребыванию вне общества: только отделившись от людей, покинув их среду, герой фильма надеется обрести волю и независимость. Да и живя в аиле, Ахангул исповедует индивидуализм - видит себя одиноким борцом, вступившим в схватку со всем миром, также племяннику он внушает подобную мораль.

Однако изоляция оказывается мнимой, неосуществимой, борьба заканчивается поражением. Байский сын узнает о краже своих овец, но не ведет похитителя в суд и не сдает жандармам, а является к Ахангулу, предлагает поединок и выигрывает его, покалечив при этом противника. В финале картины Ахангул видит, как арестовывают Хасена, и кричит вслед удаляющимся стражникам: "Вы люди или звери?" Может быть, в несчастье герой фильма стал человечнее, но фраза его звучит умоляюще-жалко - чувствуется, что сломана не только нога Ахангула, он сам духовно сломлен. С миром он боролся в одиночку и не выстоял, сложил оружие. Тем и отличен в фильме представитель цивилизации от природного существа - тот ушел из жизни несломленным, свободным.

В интервью Океев вспомнил эпизод своей учебы на Высших режиссерских курсах: "... один из наших-педагогов - это был Юткевич - предложил нам: "Представьте себе невероятную ситуацию - в сценарном отделе студии, на которой вы работаете, лежит вся мировая классика. И вам представляется редкий шанс выбрать любую вещь и поставить ее. Давайте посмотрим, что выберет каждый из вас и чем он объяснит свой выбор?" Помню, что, обрадовавшись, тогда кто-то схватился за Кафку, кто-то оторвал себе кандидатуру еще похлеще. Я "решил" экранизировать "Хаджи Мурата" Толстого. Из всей русской классики эта вещь показалась мне самой близкой по философии, по духу" (Фомин В. Пересечение параллельных. С. 213-214.)

Хаджи Мурат и Лютый внутренне близки друг другу. Волк - существо природное, он побывал в среде чуждой и отверг ее. Рассказчик в "Хаджи Мурате" видит на прогулке куст репейника; тот был смят телегой, но поднялся; рассказчик восхищается его живучестью и энергией. Репейник ассоциируется в его воображении с главным героем повести. Ассоциация эта заставляет и в Хаджи Мурате видеть существо природное, естественное. Антагонистами главного героя оказываются в повести имам Шамиль и царь Николай I. Оба вершат судьбами людей, творят историю. Под пером Толстого и тот, и другой оказываются лишенными человечности - сотворение истории будто отняло у них способность сочувствовать, сострадать, иметь искренние привязанности к кому-либо. Напротив, естественный человек Хаджи Мурат обладает ими в полной мере. Но как и Лютый, герой повести оказывается в среде неорганичной - там, где творят историю, и эта среда отнимает тех, к кому Хаджи Мурат привязан: сначала имам Гамзат предательски, коварно убивает его побратимов; затем Шамиль захватывает жен и детей, а любимому сыну Хаджи Мурата обещает выколоть глаза. Герой повести хочет вырваться из этой среды, гибнет, но, как и Лютый, уходит из жизни несломленным.

Океев пока не экранизировал повесть Толстого. Может быть, он этого не сделает, поскольку в лице Лютого создал своего Хаджи Мурата.

Вернуться наверх
Предыдущая статья Следующая статья