Меню

Памяти Толомуша Океева

Г. Толомушова

11 сентября 1935 г. - 18 декабря 2001 г.

Он всегда был одухотворен, его порывистые движения завораживали, быстрота реакции изумляла, резкость в оценках могла обидеть, а нетерпимость к бездарностям была очевидна. Щедрый, добрый человек, воспринимавший мир сквозь призму богатейшей поэтики устного народного творчества острым, пытливым умом. Как и положено истинному кыргызу, родился и вырос в Иссык-Кульской области, селе Боконбаево Тонского района. Океев гордился своим происхождением и часто повторял: «Мне интересен кыргыз как таковой, а просто «киргиз», выросший на асфальте, не знающий своего языка, культуру, не вызывает никакого желания представить его образ на экране. Язык – это один из важнейших компонентов культуры народа, что делает ее неповторимой, вот почему мы должны беречь и родной язык, и национальную культуру»

Очень люблю вглядываться в фотографии начала 70-х, периода «Лютого». Дольше обычного рассматриваю ту, на которой запечатлены соратники: режиссер Толомуш Океев, оператор Кадыржан Кыдыралиев, артист Суйменкул Чокморов. Чувствуется, что в этой тройке талантливейших кыргызских художников лидер именно он. Притягивает цепкий взгляд проницательных глаз красивого молодого человека с черными жесткими волосами. Да, в этот период он был необыкновенно красив, и невероятно стильный, как ныне говорят, «прикид» - черные прямые брюки и короткая черная кожаная куртка играли на усиление образа целеустремленного, настроенного только на победу режиссера.

Я люблю еще один его фотопортрет, выполненный Александром Федоровым. Дождь льет, как из ведра, а Океев сидит, прислонившись к юрте, и пишет, кажется, что ливень ему совершенно не мешает, он с ним слился. Сосредоточенный и вдохновленный, Толомуш Океев казался частицей нашего огромного мира, в котором в момент фотосъемки шел дождь.

Как мужчина он притягивал и пугал одновременно, в него тайно была влюблена не одна интеллектуалка столицы Киргизии, лелеявшая мечту о надежном друге. Действительно, Океев был очень надежен, его тыл оберегала жена, ради продления жизни которой он сделал все, и тяжелый недуг отступил.

Его скоропостижная смерть потрясла кыргызстанцев. Плакали все. Высоченный мужчина, опытный студийный работник, снимавший церемонию прощания с любимым режиссером, вдруг снял с плеча камеру, чтобы утереть слезы…

Иногда встречаюсь с дочерью режиссера - Азизой. Она в том же возрасте, в каком увековечили Океева упомянутые выше фотографии. Мягкая, интеллигентная, красивая женщина на сороковой день после кончины отца сказала: «Надо попытаться сохранить все, что осталось в нашей памяти, записях, на пленках о папе… Я сейчас очень потеряна».

Узнав однажды о пяти внучках Толомуша Океевича, обомлела, настолько милые девочки не вязались с его имиджем сильного мужчины, казалось, наоборот, он должен быть в окружении пяти маленьких джигитов.

Часто слышу упреки в свой адрес за излишнее внимание к творчеству Больших режиссеров. Чтобы не обидеть «маленьких» за соответствующий талант, просто игнорирую их. Большие люди каждый раз обогащают всех, с кем общаются, мало того, беседы с ними укрепляют тебя в правильности избранной позиции, а это важно осознавать, живя в патриархальном мире нынешней Центральной Азии.

Вернуться наверх
Предыдущая статья